Как рачок-моллюск перестроил Ладогу

Как рачок-моллюск перестроил Ладогу

Иллюстрация: pixabay.com

Чужаки — рыбы, моллюски и прочие организмы — приспосабливаются жить в местных условиях, вольготно чувствуя себя в Финском заливе, в озерах и реках региона. Еще лет десять назад заморских обитателей Финского залива насчитывалось около 30 видов, сейчас — в два с лишним раза больше. Некоторые виды создают угрозу коренным обитателям водной стихии и затрудняют эксплуатацию ряда промышленных объектов.

Процесс расселения видов закономерен. Но человек ускоряет его. То есть преднамеренно или неумышленно заносит на другие территории виды, которым самостоятельно и за тысячи лет не переплыть океан, не перебраться с континента на континент.

Как пояснила Марина Орлова, биолог, руководитель Санкт-Петербургского научного центра РАН, немалую роль в этом играет судоходство, а точнее — грузовые суда. Чтобы не потерять ходовых свойств, не заполненный нефтью танкер должен иметь балласт. В специальные камеры закачивается морская вода — с ее естественными обитателями. Далее такой гипотетический танкер прибывает в порт назначения, где должен закачать нефть. А завезенная и ставшая ненужной вода сбрасывается уже в акватории вблизи порта назначения. Вместе с выжившими в пути обитателями дальних морей. Как известно, выживают сильнейшие: они по прибытии осваиваются на новом месте, приступают к размножению и расселяются.

Угрозой для прибрежных рыб Финского залива прежде всего стали два вида. Маленькая рыбка с большой головой — ротан-головешка (родом с Амура) и представитель двустворчатых моллюсков — дрейссена полиморфная.

Ротан промыслового значения не имеет (хотя некоторые рыбаки его и ловят). В заливе поселился на мелководье — как раз там, где нерестятся местные рыбы. Ротан поедает мальков — и в этом его вред. Бороться с ним невозможно: все шансы погубить местных рыб.

А дрейссена прибыла из бассейнов Черного, Азовского и Каспийского морей. Этот небольшой моллюск, имеющий удлиненную полосатую раковину, живет почти неподвижно, прикрепившись к твердой поверхности. Если к камням — так ничего, а вот если к гидротехническому сооружению, к корпусу корабля — тогда плохо. Причем дрейссена плодовита: размножается и расселяется она с помощью личинок, которых течение может занести куда угодно.

Дрейссена фильтрует и очищает воду. Это плюс. Но, облепляя корпуса судов вместе с другими обрастателями, моллюск снижает ходовые качества: корпуса периодически приходится чистить.

Личинки дрейссены могут попадать в системы водоснабжения, где прикрепляются внутри трубы и начинают расти. Взрослая особь достигает в длину от 2 до 5 сантиметров. Моллюсков — много, и по мере их роста просвет трубы становится все уже. Убрать моллюсков практически невозможно, выход один: заменять трубу, что требует времени и денежных средств. Особенно активно процесс идет там, где температура воды повыше и более комфортна для дрейссены.

Кстати, как рассказала Марина Орлова, в СССР существовала программа по борьбе с дрейссеной. Потому что из-за моллюска мощность турбин одной из первых волжских ГРЭС снизилась на 15 процентов.

Лет пять назад к "нашей" дрейссене прибыл ее северо-американский родственник — митиополис с атлантического побережья Центральной Америки. Отлично растет на воде с подогревом: в Копорской губе ученые нашли его поселение с биомассой 22 килограмма на квадратный метр. Впрочем, дрейссеной и митиополисом в качестве обеда заинтересовался один из новых подселенцев — каспийский черноротый бычок. А недавно в заливе обнаружили еще одного чужака — двустворчатого моллюска рангия американского происхождения...

Приехал к нам и китайский мохнаторукий краб. Его у нас мало, и нашим береговым ландшафтам не грозит разрушение (крабы любят рыть норы в берегах).

Есть ли польза от вселенцев, кроме уже упоминавшейся фильтрации воды дрейссеной? У нас появились вполне съедобные креветки, правда мелкие. На пользу заливу пошло вселение многощетинкового червя маренцеллерии, способного осваивать участки дна, на которых никто не живет из-за недостатка кислорода, и способствующего за счет своей жизнедеятельности улучшению условий на дне и в водной толще для других организмов, включая рыб.

— Проблема видов-вселенцев — одна из актуальных и для Ладоги, а Ладога, напомню, практически безальтернативный источник водных ресурсов, — сказал Евгений Курашов, завлабораторией гидробиологии Института озероведения РАН. — Самое значимое с экосистемной точки зрения открытие произошло год назад: в Волховской губе Ладоги при помощи необитаемого подводного аппарата (который сконструирован в Институте озероведения инженером Михаилом Дудаковым) выявлена дрейссена. Возраст некоторых моллюсков достигал пяти лет, что говорит об успешном вселении вида.

А такой чужак, как хищный рачок гмелиноидес, "подвинул" местные виды, зато сам стал кормовой базой для рыб и водоплавающих птиц. Вообще амфиподы (рачки) — самые значимые вселенцы в Ладоге, и именно они перестроили всю прибрежную зону озера в силу своего высокого развития.

— Легче не допустить вселения новых видов, чем с ними потом бороться. Очень часто вселившийся вид уже невозможно изъять из экосистемы. Остается мириться с его существованием и, по возможности, ограничивать его развитие. Поэтому главное — это превентивные меры. Издание соответствующих законов, осуществление обеззараживания балластных вод, контроль за их сбросом. Борьба с обрастаниями днищ судов. Санитарный контроль ввозимых из-за рубежа грузов. И выделение соответствующих ресурсов. В развитых странах ежегодно тратятся на это огромные суммы: в США и Канаде свыше 120 миллиардов долларов в год, в Европе — свыше 20 миллиардов долларов в год. А у нас все гораздо скромнее, — поясняет Евгений Курашов.

— В связи с изменением климата и продвижением южных видов на север не характерных для наших широт насекомых, растений, птиц и рыб будет становиться все больше. Вред от этого двоякий. Во-первых, чужаки могут начать вытеснять местных. Пример — борщевик Сосновского. Во-вторых, даже если сам вид и безопасен для биоценоза, он может быть носителем заболеваний, передающихся человеку (пример — малярийный комар). Но новые виды могут нести и пользу, например, моллюск рапана, прибывший из Тихого океана в Черное и Средиземное моря, оказался хорошим материалом для кормовой муки, которую используют на птицефабриках, — подчеркнул Юрий Шевчук, председатель Санкт-Петербургского отделения Международного Зеленого Креста.

Ученые ожидают, что заслон проникновению новых видов вселенцев дадут меры, предусмотренные Международной конвенцией о контроле судовых балластных вод и осадков и управлении ими, вступившей в силу в 2017 году. В частности, там говорится об оснащении определенных групп судов системами очистки балластных вод. Но об эффективности можно будет говорить через несколько лет.

Источник: ecoportal.su